06 сентября 2012
16378

2. Специфика момента: нравственно-духовная составляющая НЧП как непризнанный фактор развития

... история становится областью геополитической
перегруппировки субъектов международных отношений[1]

А. Торкунов

Именно... нежелание идти на жертвы, отказ от аскетизма -
причина того, что Россию сдают[2]


Удивительно, но нравственный и духовный потенциал современного российского общества совершенно не учитывается правящей элитой. Если, конечно, не считать попытки тех или иных партий поставить этот вопрос в качестве темы для дискуссии на очередном круглом столе.

Между тем еще в советское время, преимущественно в военно-научной литературе этому фактору уделялось огромное значение при анализе соотношения военных сил. Этой теме были посвящены целые разделы учебников и книги по военно-политической проблематике. Причем "моральный фактор" (так он в то время назывался) ставился по своему значению не ниже военно-экономического потенциала или численности вооруженных сил. Примечательно, что А.В. Суворов, Л.Н. Толстой полагали этот фактор важнейшим условием успеха в сражении, важнейшим ресурсом любой (а не только военной) стратегии.

Понятно, что в основе нравственно-духовного потенциала находятся самодостаточные национальные ценности, идеи, идеалы которые могут быть для каждой нации разнообразными. Как заметил в свое время известный русский военный теоретик Е.И. Мартынов, "Каждый народ в известную эпоху имеет свой политический идеал", которые "так же разнообразны, как бесконечно разнообразны условия жизни различных государств, потребности и вкусы их населения". И далее: "Если мы видим народ, который не имеет уже никаких политических целей впереди, которому нечего желать и не за что бороться, то мы можем быть уверены, что он уже выполнил свою роль в истории, что он клонится к упадку, находится в периоде вырождения"[3].

Таким образом, национальные ценности, идеи и принципы, лежащие в основе нравственно-духовного потенциала являются огромным национальным ресурсом, к которому всегда и во всех странах прибегали правящие элиты и лидеры, когда они хотели мобилизовать нацию для достижения великих целей.

Парадоксально, но эта очевидная истина не приходит в голову представителям правящей российской элиты, которые предлагая различного рода стратегии и концепции, совершенно не учитывают возможности нации. Вместо этого предлагаются по сути ложные и, как правило, временные ценности, такие, например, как "демократические", "общечеловеческие", "ценности рыночной экономики". Соответственно таким ценностям стратегии опираются и на ресурсы, опять же, сомнительные по своей целесообразности использования. Так, принимая в 2008 году Стратегию 2020, опирались на "неограниченность" сырьевых ресурсов, но уже в январе 2011 года А.Кудрин заявил, что на них уже не стоит рассчитывать.

Собственно российская специфика во втором десятилетии и заключается в том, что правящая элита должна увидеть, адекватно оценить и осознать огромные возможности духовно-нравственного компонента НЧП, понять, что без этого она будет не в состоянии реализовать ни одну из своих стратегий развития и модернизации.

Особую актуальность этому выводу придает то обстоятельство, что весь мир объективно вступил на этап своего нравственно-духовного развития, когда успехи неудачи отдельных государств и наций будут определяться успехами и неудачами в развитии НЧП. И, прежде всего, их нравственно-духовными составляющими, которые будут делать из этих стран мировых лидеров - нравственных, идеологических, технологических и экономических.

И, наоборот, те страны, которые не обладают достаточным духовно-нравственным потенциалом, будут постепенно превращаться в аутсайдеров, исчезать с мировой арены.

Эта тенденция видна уже сегодня, ведь достаточно привести примеры с теми странами, где система национальных ценностей и нравственно-духовный потенциал позволяет заявить о себе как об идеологических и экономических лидерах. Конечно, это, прежде всего, Китай, но во многом похожа ситуация и с Индией.

Отдельно стоит вопрос об исламских государствах и их системе ценностей, доказавшей, безусловно, свою устойчивость и способность к экспансии в самых различных формах. Духовно-нравственный потенциал народов Ирака, Афганистана, Туниса, Египта, других стран исламского мира оказался вполне достаточным для сохранения национальной идентичности даже в условиях сильнейшего внешнего влияния.

Россия - также пример того, как игнорирование нравственно-духовных ценностей нации правящей элитой на протяжении десятков лет привело к тому, что в войне с террористами страна проигрывает одно сражение за другим. Противостояние, лежащее в плоскости ценностей, идеологии, идентичности перенесено на уровень рядовых контртеррористических операций. Вот почему современная стратегия модернизации требует от элиты и общества прежде всего идеологической работы.

Не случайно академик А. Торкунов продолжает: "В системной модернизации важнейшую роль играет... "перезагрузка" ценностно-смысловых приоритетов как внутри страны, так и в мировом контексте"[4].

Формирование стратегии модернизации предполагает понимание ключевых особенностей и специфики будущего этапа мирового развития. Идеологическая модель будущего страны должна, таким образом, пусть в общих чертах, отражать понимание элитой не только национальных интересов и потребности в ресурсах, но и тех объективных процессов, которые происходят и будут происходить в мире. Процессов, которые, по сути своей, объективны. В данном случае речь идет о значительном усилении роли нравственности в мировой политике. Пусть даже в некоторых случаях она и служит прикрытием вполне прагматичных интересов.

Но восприятие национальных интересов и происходящих в мире процессов у российской элиты - отнюдь не объективное. У нее отсутствует своя сколько-нибудь стройная концепция мирового развития. Как, впрочем, и развития собственно России. Во всяком случае я ее не знаю. Предлагаемые варианты документов вполне традиционны и не являются результатом социально-политического анализа. Более того, такое восприятие может лишь в какой-то - большей или меньшей - степени соответствовать действительным национальным интересам именно из-за не вполне адекватного понимания того, куда движется человечество.

В зависимости от качества элиты, ее профессионализма и нравственности, такое соответствие может быть более или менее полным, либо вовсе не отражать существующие реалии. Как это было при М. Горбачеве и Б. Ельцине. Ошибки в оценке мировых реалий - самые тяжелые и трудноисправимые. Так, "миротворчество" Чемберлена стало одной из причин не только его отставки, но и начала Второй мировой войны. Неадекватность советского руководства закончилась крахом не только СССР, но и мировой социалистической системы. Гегемонизм США стал причиной поражения во Вьетнаме и многочисленных военных авантюр.

Правящая элита может и вообще действовать против национальных интересов, если ее нравственные принципы и нормы не отвечают требованиям. К сожалению, значительная часть российской элиты перестала быть национальной. Она сконцентрировалась на своих личных интересах. И тому есть неоспоримое подтверждение в виде бегства не только капиталов (которое стало привычным), но и десятков тысяч человек ежегодно из России.

Другой, российский пример. Летом 2007 года 10 академиков обратились к В. Путину с письмом "Политика РПЦ МП: консолидация или развал страны", которое вызвало бурную дискуссию в обществе. Не обсуждая здесь основные идеи и ход дискуссии, следует, однако, заметить, что главным требованием академиков было дистанцировать образование от религии. Это дистанцирование означает дистанцирование не от религии, а от нравственности.

На мой взгляд, это выступление академиков находится в абсолютном диссонансе с основной тенденцией развития современного общества - его перехода на более высокую нравственно-духовную и культурную стадию развития. И религия, ее институты, тем более традиционные, являются союзниками. Непонимание этого сродни непониманию того, какие основные движущие силы общественного и экономического развития будут решающими в ближайшие годы.

Это непонимание сродни непониманию у советской элиты роли информатики и технологий в последней четверти ХХ века. Это уже не спор между верующими и агностиками, а попытка повлиять с целью неверного выбора. Как справедливо заметил А. Привалов, "не все в жизни охватывается наукой (нобелевский лауреат Фейнман, начиная свои знаменитые лекции по физике, с удовольствием заметил, что любовь - не наука), а школа - не вестибюль лаборатории, а ворота в жизнь"[5].

Человечество в XXI веке сможет освоить такие психические и интеллектуальные возможности, о которых сегодня только приходится мечтать. И произойдет это на стыке знаний и веры, технологий и нравственности. Без нравственности, воплощенной в принципы новой идеологии, человеческая цивилизация будет обречена. Так же, как сегодня обречена безнравственная российская элита, представители которой в своем большинстве давно уже не ассоциируют свои личные и групповые интересы с национальными. Эта элита неизбежна должна быть заменена. Просто потому, что она антинациональна[6].

Эту "антинациональность" элиты неизбежно придется изменить. "Сверху" или "снизу", но придется, ведь нельзя же до бесконечности тратить страну и издеваться над нацией. "Манеж" в декабре 2010 года продемонстрировал, что у нации есть силы, чтобы противостоять этому процессу уничтожения страны. Мне, как человеку хорошо знающему элиты 80-х - 2010 годов, - приходится признать: многочисленные примеры свидетельствуют о том, что правящая российская элита безнравственна. Хуже, она возводит этот принцип в основу своей деятельности. Но ведь так продолжаться не может. Лимит терпения нации исчерпан.

Сегодня поэтому особенно важно - с точки зрения идеологии и выбора будущей стратегии - адекватное восприятие нашей элитой будущего этапа, его специфики в развитии человечества. Приходится, правда, признать, что российской элите некогда думать о будущем нации. Она думает и готовит свое будущее. Объективные мировые тенденции и процессы развития человечества естественно влияют на формирование не только национальных интересов, но и будущих условий развития нации. Если элита это вполне адекватно осознает, способна прогнозировать, то и будущий образ страны, общества будет вполне объективно соответствовать ведущим мировым тенденциям. Так, если будущая мировая экономика и общественное устройство будут зависеть, прежде всего, от качества человеческого потенциала, то и идеологическая модель развития, естественно, должна, прежде всего, основываться на этом факторе. Конечно, с разной национальной спецификой. Как, например, в Китае и Норвегии. Другое дело, если антинациональная элита этого не признает. Поэтому я обращаюсь к той ее части, которая думает о будущем нации.

Кроме того, при принятии политических решений, имеющих стратегическое значение (т.е. направленных в будущее на несколько десятилетий), крайне важно определиться адекватно на каком этапе развития общества, экономики и государства мы сегодня находимся. Еще важнее - знать, где мы хотим находиться именно при развитии этих объективных процессов. Ибо на каждом из этапов развития есть свои базовые факторы, узловые точки, которые и определяют ход объективных процессов в развитии общества и государства. Мудрость элиты по большому счету и заключается в том, чтобы понимать ход объективных мировых процессов. Интересно, что российская элита в своем большинстве этим просто не интересуется. Отдельные ее представители размышляют над этими процессами. Но их единицы, т.е. российская элита не думает о будущем. Во всяком случае не связывает его с будущим нации.

Я, например, считаю, что в ХХ веке человечество уже прошло две основные фазы в своем развитии: индустриально-промышленную (которая исчерпала себя ко второй половине 80-х годов) и информационно-технологическую (которая уже завершается в развитых странах в первом десятилетии XXI века). Ныне можно наблюдать признаки того, что в недрах информационного общества формируется новая, третья фаза - интеллектуально-духовная - развития общества, экономики и государства. Сейчас, наверное, трудно наверняка сказать, каким будет это общество, экономика и государство. Ясно одно: оно будет еще больше отличаться от предыдущих стадий развития человечества, чем, например, информационное общество начала XXI века от индустриального - 30-х годов XX века.



Страны, способные опережающими темпами пройти путь развития, вступив в культурно-духовную стадию: Индия, Китай и потенциально Россия.

Эти оценки имеют мало общего с макроэкономическими показателями, включая душевой ВВП, хотя и учитывают их. Главное - способность синтезировать традицию и новейшие достижения НТР, "использовать" глобализацию, накопленный уровень культуры и духовности, а также потенциал роста человеческого капитала.
Для лиц, принимающих стратегические решения сегодня, осознание неизбежного наступления этого этапа уже в недалеком будущем имеет важнейшее значение. Ведь эти управленческие решения будут реализованы уже в новых общественных и экономических условиях. Будь то решения о развитии энергосистемы страны, какого-то региона или стратегических наступательных вооружений, которые полностью будут реализованы в 2020-2030 годах, либо любые иные стратегические решения. Важно понимать, что в те годы мировая экономика и общество будут находиться на принципиально иной стадии развития, когда решающими будут принципиально иные факторы. Предположить, спрогнозировать эти факторы становится принципиально важно потому, что сегодня в России стремительно растет количество отраслевых, региональных, корпоративных и иных стратегических концепций, которые не увязаны друг с другом в единую стратегию развития. Да и сама Стратегия-2020 не связывает эти концепции друг с другом.

Так, например, в 2007 году в России стала остро ощущаться нехватка мощностей и кадров практически во всех отраслях промышленности. При том, что кадровый голод стал острым еще в 2006 году. Запас мощностей, который до недавнего времени создавал "запас свободного хода", объясняемый восстановительным периодом, - оказался к началу 2007 года исчерпанным[7]. Накануне кризиса 2008 года мы думали, что промышленный подъем наконец-то наступил. Он не наступил. И не из-за кризиса 2008-2010 годов, а из-за того, что мы не смогли найти новые направления экономического развития. Точнее, - не захотели, ведь так просто было рассчитывать на рост цен на энергоресурсы в 2007-2008 годах! Как, впрочем, и в 2011 году, который обеспечил подъем той же тенденции.

В результате, острейшим образом вновь встал вопрос об инвестициях, без которых российская промышленность перестанет быть конкурентоспособной. Это - общепризнанный и известный факт, о котором достаточно много говорят. Но на эту проблему необходимо смотреть и с другой точки зрения, о чем говорят значительно реже: в какие отрасли необходимы инвестиции прежде всего?

Существующий подход пока дает однозначный и неправильный ответ - прежде всего в существующие традиционные добывающие и обрабатывающие отрасли: машиностроительную, строительную, пищевую и т.д. Логика формирования бюджета в 2008-2010 года развивалась именно в этом направлении: приоритет отдавался добывающим отраслям и финансовому сектору, затем (если что-то оставалось) - обрабатывающим отраслям промышленности. Отчасти - социальным сферам, что было выгодно с точки зрения пропаганды и телевизионной картинки: повышение пенсий, предоставление жилья военнослужащим и т.д.

Инвестиции в НЧП носили второстепенный характер. Особенно в период кризиса 2008-2011 годов и последующие месяцы. Инвестиции в образование, науку и культуру фактически были снижены. Так, в бюджете 2011 года на культуру выделялось менее 0,8%, хотя даже законодательно эта норма не должна была быть ниже 2%.

На мой взгляд, если смотреть дальше, хотя бы на 5-10 лет вперед, то инвестиции в приоритетном порядке должны вкладываться в новейшие и формирующиеся отрасли, которые пока еще не играют ключевой роли, но обязательно будут определять будущее лицо экономики и общества. Это отрасли, связанные с культурно-духовным этапом в развитии человечества, - образование, культура, наука, духовность. Пока же даже при составлении рейтинга конкурентоспособности, российские эксперты выделяют три группы факторов - общеэкономические, финансовые, инфраструктурные, - забывая о моральном и нравственном потенциале общества[8].

В истории уже были примеры, когда мощности строились вдалеке от источников сырья и энергии, когда потребности многократно (как оказывалось) превосходили прогнозируемые объемы, когда города создавались в тех местах, где вымирало население и прекращалась экономическая деятельность. Именно поэтому сегодня надо понимать, что единая стратегическая концепция включает не только экономические, но и социальные и иные показатели. А главное - она должна объективно отражать особенности и потребности будущего этапа развития человечества. Этапа, который наступит через 15-25 лет. Но ведь, именно этого-то и нет: ни одна из концепций или стратегий 2005-2011 годов не учитывает ни внешние объективные изменения, ни основные тенденции, ни, наконец, нравственно-духовные факторы, которые становятся решающими факторами развития. В Стратегии-2020, например, полностью игнорируется такое понятие, как "нация", а ресурсы НЧП сводятся исключительно к критериям образования и здравоохранения. Культура, духовность, творческий потенциал нации остаются "за скобками" Стратегии.

Примечательно, что развернувшаяся дискуссия о Стратегии развития России после кризиса, в том числе и о необходимости внесения "Корректив" в Стратегию-2020, вновь поставила на повестку дня такие вопросы, как национальные интересы и ценности, которые стали предметом активного обсуждения в 2010-2011 годах, Причем под углом зрения модернизации как стратегии отказа от национальных интересов и ценностей.

А между тем особенности развития человечества на новом этапе требуют как раз обратного - возврата к национальной системе ценностей. Прежде всего, речь идет об изменениях в возможностях человека, которые произойдут благодаря развитию технологий и духовных, а также психофизических возможностей. Но не абстрактной личности, а части нации. Индивидуум, проживающий в новом обществе, будет другим. Если за последние 3000-4000 лет человек, его возможности изменились мало (за исключением информвооруженности, его интеллектуальные, духовные и физические способности выросли незначительно), то на новой стадии развития он будет обладать иными, даже качественно иными, способностями. Причем эти способности будут иметь вполне определенную национальную специфику. Так, вера (для русских - православная), как считают некоторые эксперты, "становится одной из способностей человека - наряду с разумом"[9]. Синтез накопленных знаний и веры может дать совершенно необычный, синтезированный эффект, который будет превосходить способности человека конца ХХ века. Даже вооруженного суперкомпьютером.

Соответственно и общество, и нация, и государство, которые объединят новые личности, будут качественно отличаться от предыдущих. Насколько? В разы или на порядки? Мы пока еще не знаем, но уже можем предполагать, что такие общества могут стать качественно новой цивилизацией. Она будет отличаться от существующей также, как люди ХХ века от неандертальцев.

Соответственно, уже сегодня начинается процесс переоценки в системе ценностей, возможностей человека и факторов развития. Если на прежних этапах развития решающим фактором была промышленность, а затем технология, то ныне уже очевидно: им будет сам человек, развитие его возможностей, прежде всего творческих, креативных, а также возросшее значение факторов духовности и нравственности.

И это важно увидеть сейчас. И не ошибиться, как в 90-е годы, создавая - сознательно, с помощью элиты и остатков государства - безнравственное и бездуховное общество. Как справедливо отметил патриарх (в то время владыка) Кирилл, выступая на XI Всемирном русском народном соборе 7 марта 2007 года, "Да, Россия нуждается в модернизации. Но реформы 90-х годов и до сих пор идущие в их русле государственные мероприятия дали отрицательный опыт модернизационных усилий. Для очередного раунда совсем не подходит тупая вестернизация России"[10].

Понятно, что коррупция, беспрецедентная социальная несправедливость, нищета - прямые результаты безнравственных решений 90-х годов. Но, что важно подчеркнуть: эти решения идут вразрез и с мировыми тенденциями развития. И не только социальными, но и экономическими, и политическими. Россия на время "выпала" из стремительно набирающей силу тенденции переориентации общества, государства и экономика в сторону Человека, развития его потенциала. Это оказалось не просто безнравственно, но и политически, и экономически ошибочно.
Более того, безнравственная политика 90-х годов привела к явлению, последствия которого для нации и ее генофонда еще не исследованы: психологическому шоку, когда в той или иной степени все население подверглось жесточайшему внешнему воздействию. Воздействию, последствия которого сегодня сродни посттравматическому шоку. Массовые психические и иные заболевания, самоубийства, наркомания, алкоголизм - все эти последствия приобрели для России характер эпидемии.

Появившиеся в 2005-2007 годы симптомы "возвращения в мэйнстрим", особенно в связи с приоритетными национальными проектами, - признак того, что российская элита осознала ошибочность прежнего курса. Не случайно, в 2007 году В. Путин, Д. Медведев и другие политики неоднократно возвращались к теме духовности и нравственности, огромного значения воспитания в жизни общества, семейных ценностей.

Думается, при всей важности экономических и финансовых составляющих, доминировавших в ХХ веке на предыдущих двух этапах развития современной цивилизации, социальный фактор, в т.ч. социальной справедливости, будет играть решающую роль. Общество, состоящее преимущественно из творческих и духовных личностей, не сможет удовлетвориться прежними социальными отношениями и уровнем управления, включая отношение власти и граждан. Это подтверждают и данные соцопросов: "Что бы кто ни говорил о падении нравов в современной России, у значительной части нашего общества есть представление о том, что для него является недопустимым, - заявил директор по коммуникациям ВЦИОМа И. Эйдман. - Есть и понимание того, что только государство обладает необходимым рычагами воздействия на тех, кто нарушает общепринятые запреты и позволяет себе недопустимое. А недопустимым подавляющее большинство россиян (от 70 до 90%) называют детскую беспризорность по вине родителей, пьянство и наркоманию, проституцию и жестокое обращение с животными, а также обогащение одних за счет других. Со всем этим властям предлагается покончить в первую очередь. И это действительно серьезно"[11]. Значит даже в нынешних российских условиях фактор нравственности и духовности остается важнейшей ценностной категорией.

Эти рассуждения уже сегодня имеют вполне конкретное и прикладное экономическое значение: Россия, которая стремительно наверстывает экономическое отставание, вынуждена проходить как завершающую стадию индустриализации, так и ускоренно технологический этап, который развитые страны прошли за последние десятилетия. Важно, однако, иметь в виду, что такое "наверстывание прошлого" должно идти, как минимум, параллельно с вхождением в новый этап развития цивилизации. В противном случае мы будем обречены все время догонять лидеров.


_______________

[1] Торкунов А. Школа российской идентичности // Независимая газета. 2009. 14 октября.

[2] Вопрос, как ни странно, о Ленине. 22.07.2010 г. [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://dikauag.livejournal.com/ 262511/html.

[3] Мартынов Е.И. Политика и стратегия. М.: Финансовый контроль, 2003. С. 15.

[4] Торкунов А. Школа российской идентичности // Независимая газета. 2009. 14 октября.

[5] Привалов А. Об академическом антиклерикализме // Эксперт. 2007. 13-19 августа. С. 18.

[6] О беспринципности, жадности и антинациональном характере российской элиты написано немало. И не только публицистами, но и серьезными учеными. См., например: Гаман-Голутвина О.В.: "Приватизация государства в условиях "демократии беспорядка" 1990-х гг.". В кн.: Политические элиты России. М.: Росспэн, 2006. С. 317-344.

[7] Цухло С. Жажда инвестиций // Российская газета. 2007. 14 августа. С. 4.

[8] См., например: Рейтинг факторов и показателей конкурентоспособности регионов России. Прогноз. М.: ВТБ, 2009. С. 8-9.

[9] Косачев П. Восточный плюрализм // Политический журнал. 2007. N 1/2. С. 66.

[10] Володихин Д. Всемирный русский... // Политический журнал. 2007. N 9/10. С. 19.

[11] Ильичев Г. Пороки, которые мы выбираем // Известия. 2007. 14 февраля. С. 2.

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован